polyakovn (polyakovn) wrote,
polyakovn
polyakovn

Украинский колокол звонит отчаянно

«Украинский колокол звонит отчаянно. И звонит он и по Украине, и по России.» (http://gazeta.eot.su/article/ukrainskiy-kolokol)
Я предлагаю подумать о России:
Есть ли у нас силы готовые сносить памятники Ленину?
Кто поддерживает идеи о выносе Ленина из мавзолея?
Кто постоянно твердит, что во всем виноваты коммунисты?
Неофашизм – это тот новый мировой порядок, который строится странами “Золотого миллиарда” под флагом борьбы за демократию и права человека, и который по содержанию состоит в свертывании буржуазной демократии и замене ее полицейским произволом, урезании прав трудящихся законодательно и экономически. Капитализм демонтируется теми, кто на словах является его защитниками – буржуазными же правительствами.
Сейчас начнутся спекуляции на тему нацизма. Януковича ещё сделают героем. Давайте прочитаем и подумаем

Доклад Георгия Димитрова на VII конгрессе Коминтерна

http://mnenishtak.ru/doklad-georgiya-dimitrova-na-vii-kongresse-kominterna-756.html
Главным вопросом VII конгресса Коминтерна был доклад Георгия Димитрова — Генерального секретаря ИККИ — «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса, против фашизма».

В докладе прежде всего было дано определение классовой сущности фашизма. Фашизм — это«открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала».

Четкая постановка этого вопроса имела большое значение для деятельности компартий и всех антифашистских сил. Немалую путаницу в этот вопрос внесли теоретики социал-демократии. Так, австрийский социал-демократ О. Бауэр утверждал, что фашистская власть — это надклассовая власть, которая якобы «стоит над обоими классами — пролетариатом и буржуазией».


«Нет,— подчеркивал в своем докладе Г. Димитров.— Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм—это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов»


Свою подлинную классовую сущность фашизм, однако, стремился спрятать, замаскировать. С помощью разнузданной демагогии в отдельных странах (например, в Германии) фашизм смог увлечь за собой массы мелкой буржуазии и отсталых слоев пролетариата, выступая как широкое мелкобуржуазное движение. Почему фашизму удавалось увлечь за собой эти слои? Потому что фашизм, указывал Г. Димитров, нередко апеллировал к особенно наболевшим нуждам и запросам трудящихся, спекулировал на них. При этом он не только разжигал укоренившиеся в массах предрассудки, но и играл на революционных чувствах и традициях масс. Немецкие фашисты, например, называли себя национал-социалистами, хотя ничего национального или социалистического в них не было; свой приход к власти они изображали как «национал-социалистическую революцию», хотя это была не революция, а самая откровенная реакция.

 Фашизм спекулировал и на антикапиталистических чувствах масс, особенно на их ненависти к монополиям. Германские фашисты провозглашали: «Общее благо выше частного»; «наше государство не капиталистическое, а корпоративное»,— заявляли итальянские фашисты. «За Японию без эксплуатации», — провозглашали японские фашисты.

В различных странах в соответствии с особыми историческими, социальными и экономическими условиями фашизм выступал в различной форме: «национал-социализм» в Германии, собственно «фашизм» в Италии, «санация» («оздоровление») в Польше и т. д. Различна была и степень влияния фашизма на массы, в зависимости от чего фашизм или сразу ликвидировал буржуазную демократию с ее парламентскими институтами (Германия), или временно сохранял их для маскировки, или взамен этих институтов создавал новые, например так называемые корпорации как органы классового сотрудничества (Италия после 1926 г., Испания). Но в любом случае приход фашизма к власти означал не просто замену одного буржуазного правительства другим, а смену одной формы классового господства буржуазии — буржуазной демократии другой его формой — открытой террористической диктатурой.

В этой обстановке должно было измениться отношение пролетариата и коммунистических партий к буржуазной демократии и парламентаризму. Одно дело, когда речь шла о периоде непосредственного революционного штурма,— в таких условиях лозунг буржуазной демократии означал контрреволюцию. Но иное дело, когда наступал фашизм,— в такой обстановке этот лозунг был лозунгом борьбы против фашизма. «Мы не анархисты,— говорил Г. Димитров,— и нам вовсе не безразлично, какой политический режим существует в данной стране: буржуазная диктатура в форме буржуазной демократии, хотя бы с самыми урезанными демократическими правами и свободами, или буржуазная диктатура в ее открытой, фашистской форме. Являясь сторонниками советской демократии, Мы будем отстаивать каждую пядь демократических завоеваний, которые рабочий класс вырвал годами упорной борьбы, и будем решительно драться за их расширение».


Отсюда вытекало изменение в стратегии компартий: курс на социалистическую революцию, на завоевание диктатуры пролетариата в качестве непосредственной задачи дня временно снимался. На первый план выдвигалась задача борьбы против фашизма и войны, за сохранение демократических свобод. Другими словами, социалистические лозунги заменялись лозунгами общедемократическими — в качестве ближайшей задачи. Но смена лозунгов, разумеется, не означала отказа от конечных целей движения — борьбы за социализм.

Борьба за демократию укрепляла позиции пролетариата в общедемократическом фронте, помогала созданию и укреплению союза рабочего класса, крестьянства и всех трудящихся масс, то есть помогала формированию той политической армии, которая под руководством компартий способна была в дальнейшем осуществить социалистическую революцию. Борьба за демократию не была отделена непреодолимой стеной ст борьбы за социализм, а являлась ее органической составной частью. «Было бы коренной ошибкой думать,— говорил Ленин,— что борьба за демократию способна отвлечь пролетариат от социалистической революции, или заслонить, затенить ее и т. п. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляющий полной демократии, так не может подготовиться к победе над буржуазией пролетариат, не ведущий всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию».

Tags: коммунизм, ленин, украина, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments